Ваш город
Москва

«UCS: российский рынок растет усилиями всех его участников» Джон Бэйлисс дал интервью для журнала ПЛАС № 10 / 2018

Джон Бэйлисс

Джон Бэйлисс (Jon Bayliss), генеральный директор UCS

За плечами Джона порядка 35 лет опыта работы в банковской и платежной сферах. В 1984 году начал работу в офисе Midland Bank (в 1992 г. приобретен HSBC) в Бедфордшире (Великобритания), где отвечал за направление розничного бизнеса.

В 1989 году был переведен в Лондон, где занял руководящую должность в департаменте по работе с корпоративными клиентами.

После перехода в подразделение расчетно-кассового обслуживания заинтересовался темой карточных платежей и спустя 25 лет работы в банке перешел в компанию Global Payments Inc, которая в 2008 году приобрела эквайринговый бизнес у банка HSBC в Великобритании.

В 2010 году занял должность директора по продажам UCS, переехав в Москву. Участвовал в разработке стратегии продаж и осуществлении сделки по приобретению бизнеса «наземного» эквайринга у Альфа-Банка в 2011 году. Это позволило UCS значительно расширить географию своего присутствия на рынке.

В 2012 году переехал работать на Мальту, где в должности генерального директора Global Payments занимался сделкой по приобретению эквайрингового бизнеса у местного подразделения банка HSBC.

В 2014 году принял участие в решении дополнительных задач, связанных с предоставлением услуг эквайринга в странах Центральной Европы, а также в завершении сделки по приобретению портфеля American Express в Чехии и эквайрингового бизнеса банка Erste в Венгрии.

В 2015 году переехал в Прагу для реализации планов компании по расширению бизнеса в Центральной Европе. В июне 2016 года участвовал в создании совместного предприятия с Erste Group Bank AG (Erste Group) в Чехии, Словакии и Румынии, а затем получил предложение занять пост генерального директора в UCS, с сентября 2017 года исполняет эту должность.

Почему многие российские банки не спешат отдать на аутсорсинг свой эквайринговый бизнес? Как влияют на рынок эквайринга мобильные пла- тежные сервисы на основе токенизации? Чем может обернуться для традиционного карточного сегмента развитие в России Системы быстрых платежей? Эти и другие вопросы мы обсуждаем с Джоном Бэйлиссом (Jon Bayliss), генеральным директором компании UCS.

ПЛАС: Какие изменения в финансовой индустрии оказали наиболее сильное влияние на рынок эквайринга в России за последние 5 лет?

Д. Бэйлисс: По данным World Payments Report 2018, совокупный среднегодовой темп роста безналичных платежей во всем мире в период с 2016 по 2021 год составит 12,7%, при этом развивающиеся рынки покажут рост в 21,6%. Ожидается, что доля последних, которая сейчас достигла примерно одной трети мирового объема безналичных платежей, в 2021 году составит порядка 50% мирового объема при темпах роста, превышающих темпы развитых рынков примерно в три раза. В период 2015–2016 годов общее количество безналичных платежей в мире выросло на 10,1% и достигло показателя в 482,6 млрд транзакций. Наиболее заметный рост был отмечен в России (36,5%), Индии (33,2%), Китае (25,8%), а также в Южно-Африканской Республике (15,1%). Россия лидирует, в основном благодаря государственным инициативам, направленным на стимуляцию роста приема карт. Мощный толчок развитию безналичных платежей дала национальная платежная система «Мир».

В целом рынок эквайринга в России развивается энергично и опережает западные рынки по целому ряду показателей, в том числе, в области различных инноваций. Основными трендами в последние годы стали широкое распространение токенизации и новые методы аутентификации держателей карт, стремительный рост интернет-платежей и конкуренция банков за предприятия малого и среднего бизнеса в контексте торгового и интернет-эквайринга, активное развитие денежных переводов с карты на карту (Р2Р), использование технологий работы с Big Data для аутентификации клиентов и создания персонифицированных предложений для потребителей и, конечно, рост доли карт «Мир» в розничных и интернет-платежах. Я бы также отметил возрастающую роль аутсорсинга, когда банки передают часть своих функций по процессингу транзакций специализированным компаниям, тем самым оптимизируя свои бизнес-процессы.

ПЛАС: Согласно недавнему исследованию компании RBR, европейские банки все чаще отдают процессинг на аутсорсинг. Считаете ли вы, что для России характерна такая же ситуация? Почему банки в РФ до сих пор стремятся сами развивать эквайринг и процессинг?

Д. Бэйлисс: Действительно, сегодня банки в Европе больше сосредоточены на предоставлении традиционных услуг, а в сфере эквайринга и процессинга в основном преуспевают небанковские профессиональные эквайринговые организации, поскольку развитие эквайринга требует высоких технологий и, соответственно, значительных инвестиций. В России же многие банки по-прежнему продают эквайринговые услуги самостоятельно.

Стоит отметить, что сегодня UCS сотрудничает с более чем 150 банками в России, предоставляя им услуги процессинга и операционной поддержки. Не каждый банк обладает достаточными финансовыми и технологическими ресурсами для осуществления всего цикла эквайринговой деятельности, и здесь UCS, располагающая собственными операционными и процессинговыми мощностями, принимает на себя наиболее ресурсоемкие процессы и является стратегическим партнером для банков.

Должен сказать, что «входной билет» в этот бизнес – капиталовложения, исчисляемые миллионами долларов США. Помимо закупок оборудования и технологий, среди обязательных расходов – страхование от рисков компрометации данных, что уже само по себе стоит миллионы долларов. Если углубляться в детали, то для того чтобы, например, организовать свой процессинговый центр, банку необходимо пройти ряд сертификаций для получения права осуществлять такую деятельность. Непременные условия – обеспечение физической и информационной безопасности в соответствии с требованиями международных стандартов безопасности данных индустрии платежных карт PCI DSS; сертификация в платежных системах, включая стоимость лицензий; приобретение соответствующего оборудования и программного обеспечения, включая кастомизацию и поддержку; организация телекоммуникационной составляющей, включая закупки и поддержку основных и резервных каналов связи и т. д. И в дополнение к этому не забывайте про такие расходные статьи, как стоимость рабочих мест и затраты на организацию закрытого периметра помещений и входных шлюзов для безопасного входа и выхода сотрудников, обязательное содержание собственной службы безопасности, наличие и работоспособность резервных источников питания на случай отключения электро­энергии, организация внутренней службы производства и хранения заготовок карт и готовых карт, отдельной внутренней службы аудиторов, центра клиентской поддержки и многое другое. Все это необходимо для обеспечения бесперебойной работы в круглосуточном режиме, что является обязательным условием в этом бизнесе.

Таким образом, платежная индустрия – динамично развивающиеся технологии, в которые необходимо постоянно инвестировать, уделяя особое внимание безопасности, инновациям, окупаемости затрат и растущей себестоимости услуг. Именно поэтому сотрудничество с компанией, подобной нашей, позволяет банкам полностью сконцентрироваться на управлении взаимоотношениями со своими клиентами, не отвлекая силы и ресурсы на непрофильные направления, и повышать качество клиентского опыта без колоссальных начальных инвестиций.

ПЛАС: Произошли ли, на ваш взгляд, какие-либо значительные изменения во взаимоотношениях между банками и иными финансовыми структурами и предприятиями малого и среднего бизнеса за последний год? Как меняется их подход в отношении СМБ?

Д. Бэйлисс: Сегодня банки проявляют все больший интерес к малому и среднему бизнесу, формируя пакетные и специальные предложения для таких клиентов. Особое внимание банки уделяют тем предприятиям, которые по каким-то причинам до сих пор не принимают к оплате банковские карты. Это связано с тем, что банки могут развивать полный спектр своих услуг только в том случае, когда корпоративные клиенты переходят на безналичные платежи.

Как компания, которая работает с предприятиями малого и среднего бизнеса уже более 26 лет, мы очень хорошо знаем основные потребности таких клиентов. На сегодняшний день для предприятий малого и среднего бизнеса жизненно важно иметь инструменты для расширения клиентской базы, а это возможно только при условии, когда они могут принимать платежи любым доступным способом. Большим спросом пользуются интегрированные кассовые решения, поскольку они делают прием карт более удобным для сотрудников предприятия. Кроме того, серьезное влияние на отношение СМБ к безналичным платежам оказала и продолжает оказывать онлайн-фискализация – момент, к которому мы еще вернемся в нашей беседе. И конечно, предприятия малого и среднего бизнеса стремятся получить выгодное ценовое предложение, надежный сервис и компетентную клиентскую поддержку.

Я также отмечу, что мы наблюдаем высокий спрос на подготовку торгового персонала в Учебном центре UCS. Хорошо обученный персонал (и особенно это касается предприятий малого и среднего бизнеса) позволяет минимизировать риски, связанные с приемом карт в оплату за товары и услуги, так как во время прохождения курса сотрудники торгово-сервисных предприятий в том числе получают информацию о возможных способах борьбы с мошенничеством, а также об основных признаках, позволяющих определить подлинность банковской карты.

ПЛАС: Справедливо ли утверждать, что сегодня малые и средние предприятия ожидают в рамках эквайрингового обслуживания предоставления им дополнительных сервисов и хотят получать некую добавленную стоимость? Например, внедрение решений, которые могут не только обеспечить прием безналичных платежей, но и предоставлять оперативную аналитику поведения потребителей? Если это так, то какие, по вашему опыту, данные для СМБ, которые он может получить от эквайрера, важнее всего?

Д. Бэйлисс: В целом можно сказать, что восприятие эквайринговых услуг как метода получения информации исключительно по обрабатываемым платежным транзакциям действительно уходит в прошлое. Современный эквайринг развивается в направлении предоставления ТСП полного спектра сервисов по торговым операциям. Так, например, недавно UCS анонсировала проект по переходу на новую международную процессинговую платформу, благодаря которой наши клиенты смогут формировать различные запросы на аналитику продаж и поведения потребителей. Для предприятий малого и среднего бизнеса это дает возможность создавать персонифицированные предложения и продукты для потребителей, что в конечном итоге означает повышение уровня удовлетворенности клиентов и рост продаж.

По мере внедрения новой функциональности появляется множество способов помочь предприятиям лучше понимать потребительское поведение своих покупателей, что, в свою очередь, предоставляет нашим клиентам новые инструменты для развития бизнеса. Например, можно проанализировать предъявляемые к оплате карты по географическому признаку (странам и регионам местонахождения эмитента) и сделать подход к продажам товаров и услуг жителям различных стран и территорий более персонифицированным. Там, где предприятие использует динамическую конверсию валюты (Dynamic Currency Conversion – DCC), владелец бизнеса может отслеживать процент потенциальных DCC-транзакций, совершенных держателями карт. Технология DCC по-своему уникальна, поскольку позволяет предприятию получить дополнительный доход, предоставляя клиенту такую услугу. Работая с расширенной базой данных платежных систем, можно предоставлять клиентам информацию о показателях аналогичных предприятий в этом регионе при обслуживании держателей карт – например, размер среднего чека, а также количество транзакций и оборот в ТСП. Вся эта информация в соответствии с законом обезличена, но в любом случае полезна для сравнения.

ПЛАС: В каких категориях российские СМБ наиболее активно развивают сегодня прием безналичных платежей?

Д. Бэйлисс: Мы заметили динамику роста в категориях «фастфуд», «супермаркеты» и «салоны красоты». Говоря о предприятиях быстрого питания, следует отметить активное развитие кафе, включая различные форматы типа «кофе с собой» и недорогие точки по продаже кофе. В категории «салоны красоты» драйвером роста является продолжающийся бум барбершопов и салонов бюджетного сегмента. Категория «супермаркеты» активно развивается за счет магазинов шаговой доступности. Это свидетельствует о том, что россияне все чаще пользуются картами для оплаты своих ежедневных покупок. Другие категории показывают здесь более или менее стабильные результаты.

ПЛАС: Какие российские регионы демонстрируют наиболее динамичное развитие с точки зрения приема безналичных платежей? Есть ли в этом отношении ярко выраженные лидеры, и чем это объясняется?

Д. Бэйлисс: По нашей статистике, наиболее быстро развивающиеся с точки зрения роста безналичных платежей – это регионы Сибири, в частности Омск, Новосибирск и Иркутск, а также Дальний Восток – Хабаровск и Владивосток. Я также хотел бы отметить хорошие показатели в Нижнем Новгороде. В целом это соответствует трендам регионального развития в России, и наши собственные статистические данные немногим отличаются от официальной государственной статистики.

Как вы хорошо знаете, в 2017 году в России произошло знаковое событие – впервые количество операций по снятию наличных денег с карты не увеличилось, а сократилось. Стоит также отметить, что, по прогнозам Банка России, к концу 2018 года доля безналичных платежей в России составит 55% от общего объема розничных платежных операций. Все больше россиян предпочитают платить банковскими картами, что означает дальнейший рост интереса к эквайрингу у ТСП в регионах в обозримом будущем.

ПЛАС: Как сегодня выглядит конкуренция в индустрии эквайринга в России? Каков средний показатель роста бизнеса в этой отрасли? Какие факторы способствуют, а какие препятствуют росту процессоров и эквайреров?

Д. Бэйлисс: Рынок продолжает расти. По данным того же ЦБ РФ, рост количества платежей по картам за товары и услуги в первой половине 2018 года составил 41,44% по сравнению с тем же периодом 2017 года, тогда как оборот за тот же период вырос на 34,33%. Мы считаем, что это произошло благодаря усилиям всех участников рынка и внедренным ими инновациям. Эмитенты помогают населению быстро и удобно получать карты, а также выгодно и безопасно совершать покупки в торговых точках, в интернете и мобильных приложениях. В свою очередь, эквайреры расширяют сеть приема карт и позволяют предприятиям наращивать бизнес, автоматизировать процессы продаж и привлекать новых клиентов. Платежные системы внедряют новые технологии и услуги, а также новые платежные сервисы – Google Pay, Apple Pay, Samsung Pay, Garmin Pay и другие, переводя платежи по картам в иные форм-факторы, делая их более удобными и безопасными. Наконец, инициативы и усилия регулирующих органов также оказывают благоприятное воздействие на рост показателей.

На рынке эквайринга в России высокая конкуренция, характер которой постепенно сдвигается с ценовой в сторону продуктовой конкуренции, в том числе за счет внедрения инновационных решений и новых форм сотрудничества. Хотя, чего скрывать, мы все еще наблюдаем порой факты демпинга, а также возмещения убытков от эквайринга за счет других банковских продуктов при общем увеличении стоимости услуг по карточным платежам.

Если говорить о банковском сегменте, то здесь основные игроки остаются прежними. Они удерживают свои позиции, увеличивая объемы в соответствии с общим ростом рынка. Есть также и небанковские структуры, представляющие рынок эквайринга, и UCS является примером как раз такой организации. Основное преимущество небанковских структур заключается в том, что они предоставляют эквайринговые и процессинговые услуги банкам, которые по тем или иным причинам не готовы вкладывать средства в развитие собственных мощностей, но в то же время они не конкурируют с этими банками, так как не предоставляют других услуг, кроме эквайринга.

ПЛАС: Какое влияние на рынок эквайринга оказывают, на ваш взгляд, уже упомянутые мобильные платежные сервисы, а также набирающие популярность P2P-переводы?

Д. Бэйлисс: Как эквайрер мы приветст­вуем рост использования смартфонов для совершения платежей как через платежные решения, так и посредством банковских мобильных приложений.

Платежные решения с использованием технологии токенизации с помощью современных гаджетов стали обычным делом. К началу 2018 года Россия уже занимала первое место в мире по числу (но не по объему) токенизированных транзакций. Мы в UCS тоже видим стабильный рост, который в последние месяцы составляет 30–40%. UCS активно поддерживает этот тренд как со стороны эмиссии, так и по части эквайринга. Мы предлагаем рынку современные и высокотехнологичные платежные решения, такие как Google Pay, Apple Pay и Samsung Pay. На сегодняшний день порядка 25% наших партнеров-банков в России находятся в процессе подключения к этим сервисам или в стадии переговоров по проектам поддержки эмиссии.

Банки развивают такие решения, поскольку они удобны для пользователей и способствуют увеличению объема безналичных платежей. Например, банки стимулируют этот рост различными специальными кэшбэк-предложениями, действительными при оплате через эти платежные решения. Платежные системы и платформы со своей стороны предлагают банкам услуги сертификации по более привлекательным, чем два-три года назад, ценам, что также серьезно поддерживает этот рост. Не секрет, что основным стоп-фактором внедрения таких сервисов для банков ранее была стоимость контрактов на их подключение. Учитывая снижение стоимости контрактов с платформами и стоимости лицензий платежных систем, банки могут заниматься такими проектами с привлечением меньших ресурсов, увеличивая карточное портфолио, тем самым в целом создавая благоприятную среду для внедрения новых технологий и высокотехнологичных продуктов.

В сущности, банковские мобильные приложения в настоящее время конкурируют с самими банками, особенно если мы говорим о переводах с карты на карту (Р2Р), потому что профессиональным поставщикам эквайринговых услуг трудно конкурировать с транзакциями с нулевой комиссией. Как ком- пания, предоставляющая процессинговые услуги банкам, мы рассматриваем переводы Р2Р в качестве позитивного фактора. Р2Р-переводы дают преимущества банкам с точки зрения предложения инновационных услуг, а UCS получает соответствующую комиссию. Такие сервисы являются хорошим примером того, как цифровые инструменты могут влиять на рост рынка и быстрое обучение держателей карт современным способам осуществления платежей.

ПЛАС: Что происходит сегодня в сегменте mPOS, еще недавно демонстрировавшем бурный рост? Можно ли говорить о насыщении рынка mPOS-устройствами и закономерном спаде темпов роста, или проблема в действительности лежит глубже? Кто сегодня является основными пользователями mPOS – ритейлеры, занятые в мобильной торговле (на фоне почти полного неприятия данного формата стационарными торговыми точками)? Не последует ли с их стороны отказ от таких решений в связи с необходимостью иметь онлайн-кассу – возможно, на этом фоне они сделают выбор в пользу недорогих интегрированных POS-решений? В какой мере решены вопросы с безопасностью mPOS-транзакций – что на этот счет говорит статистика фрода? В связи с этим повышенный interchange при использовании mPOS – уйдет ли он в прошлое на фоне того, что в РФ все платежные карты являются чиповыми, и, следовательно, mPOS-транзакции стали фактически безопасны, или останется одним из наиболее веских доводов для отказа ритейлеров от mPOS по причине высокой торговой уступки?

Д. Бэйлисс: Стоит отметить, что mPOS-решения изначально были нишевыми. Они временно решали некоторые, но далеко не все проблемы, связанные с удобством обслуживания держателей карт, и были предназначены в основном для мобильной торговли, где необходимо обеспечить клиентов средством для приема карточных платежей при доставке товара.

В связи с постепенным ростом стоимости mPOS-оборудования по сравнению с исходным вариантом, предназначенным для обслуживания только карт с магнитной полосой, а также в силу высокой торговой уступки по mPOS-операциям, в реальности mPOS-сервис оказался не настолько дешевым для пользователей, как казалось поначалу. Кроме того, появились и начали развиваться более удобные способы обслуживания платежей для таких клиентов, например, через приложения на мобильных платформах, в частности – QR-технологии. Наконец, производители традиционных POS-терминалов создали оборудование почти таких же габаритов, как и mPOS, и на операционных платформах, которые позволяют осуществлять интеграцию с системами продавца, но в то же время – более безопасное и функциональное. Все эти факторы повлияли на снижение роста продаж mPOS-­устройств.

По статистике UCS, основными пользователями mPOS были страховые агенты, курьеры и водители такси. Последние в большинстве своем переключились на прием платежей за свои услуги через различные мобильные приложения для заказа такси.

Относительно уровня мошенничества мы не видим никакой разницы между статистикой по операциям через mPOS и операциям, осуществленным на стационарных POS-терминалах. Это связано с тем, что современные mPOS-решения также основаны на EMV-технологиях, при этом карт только с магнитной полосой в обращении на российском рынке практически не осталось, так как их выпуск прекращен еще несколько лет назад.

ПЛАС: Как онлайн-фискализация повлияла на отрасль эквайринга и процессинга? Так, например, как вы справедливо отметили, в настоящее время кассовые вендоры акцентируют свои усилия на разработке и продвижении гибридных устройств «2 в 1»: и POS-терминал, и касса. В какой степени справедливы утверждения ряда экспертов о том, что они становятся полноценными участниками рынка платежных решений и даже могут потеснить на нем традиционные POS-терминальные решения?

Д. Бэйлисс: Что касается торгового эквайринга, крупные компании начали заранее готовиться к введению в действие нового законодательства, поэтому недавние изменения затронули в основном предприятия малого и среднего бизнеса, где началось внедрение и широкое использование новых онлайн-касс на базе мобильных операционных систем, таких как Android.

Это ведет к применению интегрированных решений в сегменте предприятий малого и среднего бизнеса, и мы работаем над расширением перечня поддерживаемых электронных кассовых аппаратов и производителей программного обеспечения для таких решений. До введения новых требований 54-ФЗ представлялось вполне нормальным, когда некоторые малые и средние предприятия не использовали даже простые кассовые аппараты и автономные POS-терминалы. Теперь же на таких предприятиях внедряются электронные онлайн-кассы на базе мобильных операционных систем, с возможностью установки различных приложений, направленных на помощь с бухгалтерией, инвентаризацией и т. д. Эти онлайн-кассы могут быть интегрированы с интеллектуальными ПИН-падами. Мы также рассматриваем гибридные устройства «2 в 1», но их нельзя назвать новинкой на рынке. Такие устройства (например, Yarus) производятся уже достаточно длительное время, и UCS поддерживает некоторые модели.

В случае интернет-эквайринга законодательство требует от предприятия передавать больший объем данных через специальные онлайн-кассы в момент оплаты картой. Такие данные включают в себя, например, описание всех деталей покупки, налоговую ставку, систему налогообложения и т. д., и UCS помогает своим клиентам – торгово-сервисным предприятиям передавать все необходимые фискальные данные.

Мы не ограничиваемся разъяснениями, как вести себя в рамках закона при приеме к оплате банковских карт. Находясь в постоянном контакте с поставщиками кассового оборудования, разработчиками программного обеспечения и операторами фискальных данных, мы готовы оказать максимальную поддержку и предоставить все необходимые рекомендации каждому предприятию.

Как вы знаете, UCS является компанией группы Global Payments, у которой имеется богатый опыт в отношении соблюдения подобных требований законодательства в самых разных странах. Например, начиная с 2016 года наши коллеги из Global Payments Europe в Чешской Республике принимали активное участие в реализации решений в соответствии с требованиями закона. Компания внедрила на местном рынке специальное приложение для POS-терминалов, которое выдает фискальный чек в момент совершения транзакции. Коллеги создали также специальный интернет-портал, где предприятия могут отслеживать все детали платежей в режиме реального времени. Это решение пользуется большим успехом у клиентов, которые могут обновлять ПО своих терминалов даже удаленно, и оно оказало большое влияние на развитие СМБ в стране.

На сегодняшний день на рынке существует достаточно много разных решений в контексте наличных и безналичных платежей: интегрированных, комбинированных и независимых. В конечном итоге каждое из них должно пройти серьезную проверку пользователей на надежность и удобство в применении. На основе полученного опыта станут ясны предпочтения предприятий при выборе того или иного оборудования, а также, что очень важно, самого партнера – поставщика решений, с которым можно строить взаимоотношения и двигаться вперед.

ПЛАС: В 2019 году в России стартует Система быстрых платежей (СБП) – новый проект федерального масштаба. Как, на ваш взгляд, его реализация может повлиять на бизнес существующих поставщиков платежных услуг? Увидим ли мы переход значительного объема платежей из сегмента карт в новую инфраструктуру в ближайшие 5-7 лет – особенно после реализации в рамках СБП схемы C2B? Насколько это развитие может оказать влияние на международные платежные системы или на платежную систему «Мир»? Насколько вероятно частичное поглощение новой системой ПС «Мир», платежной системы, созданной самим государством?

Д. Бэйлисс: Весьма вероятно, что если эта новая система действительно будет обладать заявленными параметрами, такими как удобство, скорость и цена, мы увидим некоторый отток платежей из карточного сегмента. Его объем будет зависеть от конкурентных преимуществ нового решения. Влияние будет равным как для между народных платежных систем, так и для платежной системы «Мир». Тем не менее нет причин, которые бы заставили крупные банки, провайдеров и операторов полностью отказаться от поддержки транзакций по картам и покинуть этот сегмент рынка.

Российский рынок находится в самом начале процесса построения национальной системы быстрых платежей, для этого потребуются новые смартфоны и терминалы, повсеместный высокоскоростной интернет, новые внутренние банковские системы и т. д., поэтому сейчас еще слишком рано говорить о серьезной конкуренции с традиционными платежами по картам.

Джон Бэйлисс
Контакты для прессы:

Тел.: +7 (495) 956-48-06
E-mail: pr@ucscards.ru